Мировое обозрение

112 подписчиков

Свежие комментарии

  • Россиянин
    Если бы предали то уже давно. Не путай чеченцев с наемниками арабами. Ну а среди славян тоже мрази навалом. Посмотри ...Кадыров отчитал С...
  • Сэм Самуилович
    по 2 раза перепечатывать новость - это чтобы дебилам стало ясно о чём речь???Американская подл...
  • Валентина Купцова
    Как они уже надоели со своими угрозами.Джонсон предупред...

Чтобы достойно отпраздновать Новый год, россияне влезли в кредиты

Душа, как известно, просит праздника. А если праздник не по карману? В таком случае выручит кредит, который готовы взять перед Новым годом 11% россиян. Между прочим, если эту цифру интерполировать на все население страны, получится 15 миллионов человек. Главным образом эти заемные деньги будут потрачены на подарки (так сказали 56% респондентов) и на продукты к новогоднему столу (36%). Как потом люди будут расплачиваться по долгам — эта тема не отражена в ноябрьском соцопросе с участием 5 тысяч человек из всех регионов страны. Между тем в контексте нынешней российской действительности она — важнейшая.

О последствиях они не думают

Дело не статистике, не в цифрах, не в том, какое количество народа обратится в итоге за кредитом в банк или микрофинансовую организацию в декабре. И даже не в том, какие суммы будут занимать россияне, чтобы достойно (по их представлениям) организовать торжество и ни в чем себе не отказывать — 10 тысяч, 50 тысяч, 100 тысяч или больше. Речь идет о глубинном, трагическом противоречии между самым любимым, самым волшебным, самым радостным праздником в году и банальной финансовой ловушкой под названием «кредит».

Причем ловушкой, очевидным злом эти общепринятые в мире финансовые инструменты становятся именно в наших, отечественных реалиях: доходы населения падают, зарплаты убогие, пенсии индексируются ниже инфляции (согласно утвержденному Госдумой проекту бюджета на 2022 год), процентные ставки по займам в 10–15% годовых не сопоставимы с двумя-тремя процентами в развитых странах Запада.

А уж про грабительские проценты в наших микрофинансовых организациях и вовсе всуе вспоминать не будем... Безусловно, Новый год — тот единственный в своем роде случай, когда хочется не просто отдохнуть и расслабиться, а позволить себе нечто экстраординарное, выбивающееся из рутины повседневной жизни: памятные подарки, детские мероприятия, изысканные яства, путешествия. Хочется забыть о пандемии с ее бесконечными штаммами, о пустом холодильнике и дурном телевизоре, об угрозе умереть в ковидном госпитале или быть уволенным из-за очередного локдауна.

В конце концов психофизика, организм требуют восполнения энергии, потраченной на добывание пищи и денег, на преодоление пандемийных сверхнагрузок — как физических, так и интеллектуальных. Новогоднее торжество, вся эта чудесная атмосфера сказки с неизменным шампанским, салатом оливье, искрящейся елкой, гирляндами и тостами — на первый взгляд неплохой способ борьбы с эмоциональным выгоранием. Однако есть отрезвляющая экономическая реальность: в этом году из-за аномальной инфляции, ослабления рубля, разрыва логистических цепочек и прочих печальных обстоятельств розничные цены на искусственные елки поднялись на 15–30% по сравнению с 2020-м, цены на живые елки — в среднем на 10–15%; стандартный набор продуктов к новогоднему столу подорожал на 15–20%, по самым скромным подсчетам. Дорожает абсолютно все — еда, гаджеты, бытовая техника, услуги, турпутевки, авиа- и железнодорожные билеты, одежда, бензин... Как тут расслабиться, как побездельничать, как посытнее и повкуснее поесть, как отправиться в путешествие, как позволить себе настоящий праздник?

Кредит — только видимость выхода из этой предновогодней ситуации. На самом деле это несвобода, выход из зоны комфорта, состояние перманентного стресса и жизнь человека в футляре, подсчитывающего каждую копейку: в среднем львиная доля (50–80%) доходов российских семей уходит на погашение долга. Чтобы не выбиться из графика ежемесячных платежей, заемщик начинает отказывать себе в привычных и даже необходимых вещах, перестает радоваться каждому дню. Желания отсутствуют, добрые чувства замораживаются, сменяясь тревогой и страхом. Как это совместимо с праздником, который просит душа?

Число граждан России, имеющих хотя бы один кредит, на сегодняшний день приближается к 45 миллионам, а это 55% трудоспособного населения в возрасте от 16 до 60 лет. По два-три и более займа взяли 13 млн человек. При этом банки, со своей агрессивной маркетинговой политикой, бесперебойно звонят людям с предложением взять предодобренный кредит без дополнительных документов. В то же время магазины заманивают скидками, а длительные новогодние каникулы провоцируют на всякие излишества, подталкивают разгуляться на полную катушку. Соблазн велик, а бдительность притуплена. Ведь так хочется испытать в новогоднюю ночь мгновения волшебства, полной сытости и достатка, продемонстрировать высокий социальный статус, которого в реальности нет и в помине. Это хочется всем, включая и 20 млн россиян (13,5% населения) с доходами ниже прожиточного минимума. И люди влезают в долги, попадают в кредитную кабалу, не осознавая последствий, словно забыв, в какой стране живут. В нормальной экономике рост кредитования ведет к росту спроса и далее — предложения. У нас же последним звеном этой цепи является инфляция. А Новый год, этот великий праздник, становится дополнительным и очень грозным риском. Десять дней праздника пролетят в один миг, а расплачиваться за них с процентами придется долгие месяцы.

Душа, как известно, просит праздника. А если праздник не по карману? В таком случае выручит кредит, который готовы взять перед Новым годом 11% россиян. Между прочим, если эту цифру интерполировать на все население страны, получится 15 миллионов человек. Главным образом эти заемные деньги будут потрачены на подарки (так сказали 56% респондентов) и на продукты к новогоднему столу (36%). Как потом люди будут расплачиваться по долгам — эта тема не отражена в ноябрьском соцопросе с участием 5 тысяч человек из всех регионов страны. Между тем в контексте нынешней российской действительности она — важнейшая.

О последствиях они не думают

Дело не статистике, не в цифрах, не в том, какое количество народа обратится в итоге за кредитом в банк или микрофинансовую организацию в декабре. И даже не в том, какие суммы будут занимать россияне, чтобы достойно (по их представлениям) организовать торжество и ни в чем себе не отказывать — 10 тысяч, 50 тысяч, 100 тысяч или больше. Речь идет о глубинном, трагическом противоречии между самым любимым, самым волшебным, самым радостным праздником в году и банальной финансовой ловушкой под названием «кредит».

Причем ловушкой, очевидным злом эти общепринятые в мире финансовые инструменты становятся именно в наших, отечественных реалиях: доходы населения падают, зарплаты убогие, пенсии индексируются ниже инфляции (согласно утвержденному Госдумой проекту бюджета на 2022 год), процентные ставки по займам в 10–15% годовых не сопоставимы с двумя-тремя процентами в развитых странах Запада.

А уж про грабительские проценты в наших микрофинансовых организациях и вовсе всуе вспоминать не будем... Безусловно, Новый год — тот единственный в своем роде случай, когда хочется не просто отдохнуть и расслабиться, а позволить себе нечто экстраординарное, выбивающееся из рутины повседневной жизни: памятные подарки, детские мероприятия, изысканные яства, путешествия. Хочется забыть о пандемии с ее бесконечными штаммами, о пустом холодильнике и дурном телевизоре, об угрозе умереть в ковидном госпитале или быть уволенным из-за очередного локдауна.

В конце концов психофизика, организм требуют восполнения энергии, потраченной на добывание пищи и денег, на преодоление пандемийных сверхнагрузок — как физических, так и интеллектуальных. Новогоднее торжество, вся эта чудесная атмосфера сказки с неизменным шампанским, салатом оливье, искрящейся елкой, гирляндами и тостами — на первый взгляд неплохой способ борьбы с эмоциональным выгоранием. Однако есть отрезвляющая экономическая реальность: в этом году из-за аномальной инфляции, ослабления рубля, разрыва логистических цепочек и прочих печальных обстоятельств розничные цены на искусственные елки поднялись на 15–30% по сравнению с 2020-м, цены на живые елки — в среднем на 10–15%; стандартный набор продуктов к новогоднему столу подорожал на 15–20%, по самым скромным подсчетам. Дорожает абсолютно все — еда, гаджеты, бытовая техника, услуги, турпутевки, авиа- и железнодорожные билеты, одежда, бензин... Как тут расслабиться, как побездельничать, как посытнее и повкуснее поесть, как отправиться в путешествие, как позволить себе настоящий праздник?

Кредит — только видимость выхода из этой предновогодней ситуации. На самом деле это несвобода, выход из зоны комфорта, состояние перманентного стресса и жизнь человека в футляре, подсчитывающего каждую копейку: в среднем львиная доля (50–80%) доходов российских семей уходит на погашение долга. Чтобы не выбиться из графика ежемесячных платежей, заемщик начинает отказывать себе в привычных и даже необходимых вещах, перестает радоваться каждому дню. Желания отсутствуют, добрые чувства замораживаются, сменяясь тревогой и страхом. Как это совместимо с праздником, который просит душа?

Число граждан России, имеющих хотя бы один кредит, на сегодняшний день приближается к 45 миллионам, а это 55% трудоспособного населения в возрасте от 16 до 60 лет. По два-три и более займа взяли 13 млн человек. При этом банки, со своей агрессивной маркетинговой политикой, бесперебойно звонят людям с предложением взять предодобренный кредит без дополнительных документов. В то же время магазины заманивают скидками, а длительные новогодние каникулы провоцируют на всякие излишества, подталкивают разгуляться на полную катушку. Соблазн велик, а бдительность притуплена. Ведь так хочется испытать в новогоднюю ночь мгновения волшебства, полной сытости и достатка, продемонстрировать высокий социальный статус, которого в реальности нет и в помине. Это хочется всем, включая и 20 млн россиян (13,5% населения) с доходами ниже прожиточного минимума. И люди влезают в долги, попадают в кредитную кабалу, не осознавая последствий, словно забыв, в какой стране живут. В нормальной экономике рост кредитования ведет к росту спроса и далее — предложения. У нас же последним звеном этой цепи является инфляция. А Новый год, этот великий праздник, становится дополнительным и очень грозным риском. Десять дней праздника пролетят в один миг, а расплачиваться за них с процентами придется долгие месяцы.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх